Пресса

/
РОЛЬ - ЭТО ШАГ В ДУХОВНОМ РАЗВИТИИ

РОЛЬ - ЭТО ШАГ В ДУХОВНОМ РАЗВИТИИ

1 дек 2014

Кино, театр и православие. По вопросу их совместимости существуют разные мнения. Много веков назад Церковь не приняла лицедейство, которое обозначало погружение одним человеком в «лицо» другого, – то, что сегодня мы называем ролью. 

Но Церковь с любовью относится к людям всех профессий, в том числе и актерской, призывая при этом людей к покаянию и жизни во Христе. Ведь роли бывают разные.

Вчитываясь в высказывания святых отцов об искусстве, мы открываем для себя простые истины и полезные советы: «Даров Господних не должно удерживать в себе, но изливать на других» (праведный Иоанн Кронштадтский); «Таланты надо употреблять в дело» (преподобный Ефрем Сирин); «Многие души обладают естественными преимуществами: одни одарены от природы благородными мыслями, другие – склонностью к прекрасному. Но если обладающие этими преимуществами не приписывают их Богу, Подателю благ, но вменяют обладание ими в заслугу собственному произволению, таланту и силе, то Бог оставляет их, и они становятся добычей срамного деяния или постыдной страсти» (преподобный Пафнутий).

И сегодня мы понимаем: исходя из того, какое мировоззрение утверждается с помощью театра и кино, Церковь может быть с ними в диалоге и сотрудничестве. Об этом – наша беседа с известным актером театра и кино, алтарником Богородицерождественского храма в селе Булатникове Ленинского района Московской области Вадимом Медведевым.

Вадим Медведев. Родился в 1974 г. в Риге. Окончил экономический факультет Рижского института социальных технологий (1995 г.) и актерский факультет ВГИКа (1999 г., мастерская А.В. Баталова). Актер театра под руководством А.Б. Джигарханяна: Фигаро («Безумный день, или Женитьба Фигаро»); Он («Она в отсутствии любви и смерти»); Босуэл («Башня смерти»); Волк («Необычайные приключения Красной Шапочки») и др. Как режиссер поставил спектакль «Ромео и Джульетта».В период с 2002 по 2013 гг. – педагог по актерскому мастерству РАМ им. Гнесиных на отделении эстрадного вокала (автор собственной методики). Более 70 ролей в кино и сериалах: Агдам («Зона»); Луис («Вся такая внезапная»); Айдын (короткий метр «Погружение в огонь»); Фалинелли («Записки экспедитора Тайной канцелярии»); Магомед («Третье желание»); Цыган («Братаны-4») и др. Телезрителям широко известен по роли Кирносова в сериале «Интерны». Активно занимается дубляжом, и его голосом говорят: Рейф Файнс («Две женщины»), Стив Куган («Властелин любви»), Майкл Дуглас («Вот и она») и Кэри Хироюки Тагава в новом российском фильме «Иерей Сан». 

– Вадим Михайлович, когда и как Вы пришли в храм, что этому способствовало? Есть ли у Вас духовный отец, и если есть, расскажите, как Вы обрели его.

Мой путь в храм начался, как и у многих, в тот момент, когда я сам этого еще не осознавал. Потому как Бог стал чудесным образом давать мне подсказки о своем существовании задолго до того, как я смог эти явления разглядеть. Поэтому я считаю своим рождением для Бога тот момент, когда впервые узрел чудо и окончательно в него уверовал. Это случилось со мной два года назад, когда судьба меня свела с людьми, которые ближе подвели меня к Церкви.

Далее был тяжелый период в моей биографии, когда алкоголь чуть было не лишил меня семьи. И вот тогда мое желание на спасение обрело силу веры, Господь меня услышал и помог. С тех пор я даже и не курю, а вера моя только укрепляется. С приходом Бога в мою жизнь я подругому посмотрел на свое существование и увидел, что Он уже давно за меня борется, и об этом свидетельствуют многие происходящие события.

С самого крещения (14 лет назад) я мечтал о духовном отце, с которым мне было бы легко говорить, который был бы мне близок по возрасту и имел бы отношение к творчеству. Так вот, оказывается, Господь мне его показал еще 8 лет назад, когда я познакомился с отцом Романом через переписку в интернете, после того, как сыграл одну из самых ярких моих киноролей – Агдама в нашумевшем сериале «Зона». Правда, тогда я был сильно далек от веры и не узрел этого явления, однако позже, когда Господь вновь предпринял попытку приблизить меня к себе, все и случилось.

С тех пор я абсолютно не случайно стал алтарником Богородицерождественского храма в селе Булатникове, настоятелем которого является священник Роман Майсурадзе, мой духовный отец. Убежден, что нет ничего случайного в жизни, все – это последствия закономерности, в которой есть присутствие Бога в нашей жизни. 

– Как Вы относитесь к мнению, что актерская профессия, с точки зрения православия, греховна: якобы образ героя деформирует личность самого актера; зрители вовлекаются игрой актера в подложный мир, уводящий от реальности; сама природа искусства – страстная, а 

Церковь учит преодолевать страсти, освобождаться от них; иллюзорная жизнь, в которую вовлечен актер своими ролями, настолько бывает яркой, эмоциональной, что заглушает Слово Божие.

Ответ на этот вопрос – самый неоднозначный, потому как напрямую связан с индивидуальностью человека.

Для одного актерская профессия есть средство выражения духовных стремлений, и тогда, играя даже отрицательного персонажа, он закладывает в этот образ своего рода миссионерские цели.

Для другого – это задачи исключительно тщеславного порядка, и тогда не защищенный верой в Бога актер может войти в образ своего героя настолько глубоко, что роль будет с силой воздействовать на него и чужие, опасные страсти могут вторгнуться в его реальную жизнь. Последствия могут быть самыми печальными.

Главное в нелегком актерском деле – никогда не забывать о подлинном предназначении самого искусства. Ведь духовная тяжесть актерской профессии ощущается на каждом шагу: для более точного проживания роли в ход идут свои собственные чувства, мысли и переживания, вот почему при этом так важно не разрывать своей связи с Богом и более усердно думать о главной цели – служении Ему.

Что же касается греховности самой актерской профессии или какой-нибудь другой специальности, то я в этом ничего подобного не вижу. Ведь во всем, что мы имеем, во всем, что нас окружает, – везде присутствует Бог, и в актерской профессии в частности. Главное, на мой взгляд, – желание видеть Его везде, и я верю, что Он не заставит себя долго ждать.

А с практической точки зрения считаю важным для себя и советую другим чаще исповедоваться и причащаться. Ведь признание греха – это и есть тот самый трудный и ответственный шаг на пути к духовному очищению и познанию мира, бесспорно важным в творчестве.

В моем случае многие сложные с психологической точки зрения роли, которые мне пришлось сыграть, казалось, заставляли мою душу приносить себя в жертву страстям, – для того, чтобы затем выходить обновленным.

Считаю, что появление любой роли в моей творческой биографии закономерно и дано мне для того, чтобы сделать определенный шаг в духовном развитии. Повторюсь: все в нашей жизни неслучайно, за каждой встречей виден Божий промысел.

Так я, например, отношусь и к тому факту, что Богу было угодно познакомить меня с известным путешественником, писателем, художником, священником Украинской православной церкви (Московского патриархата) Федором Конюховым. Иметь возможность с ним общаться – это счастье и, я бы сказал, благодать. Ведь подчас выраженная им духовная мысль может стать мощным фундаментом всего многоэтажного строительства духовной личности. В его записках к младшему сыну Николаю говорится: «В стихах ради денег не бывает поэзии. В картине ради денег не бывает вдохновения. В путешествии ради денег не бывает духовности. На храм, строящийся без веры, не нисходит Святой Дух. За что бы ты ни брался, у тебя должны быть вера, вдохновение и бескорыстие». Мне кажется, каждый из нас должен принять этот постулат за истин 

– Какова, на Ваш взгляд, основная миссия искусства, в том числе актерского?

Время и условия, в которое мы живем, сами по себе являются духовно опасными и во многом способствуют не самым лучшим человеческим проявлениям. Вот почему любая мысль, поступок или же жизненная позиция, имеющая в основе христианские ценности, должна быть культивирована в массы, чтобы активнее помогать людям в борьбе добра со злом. Если хотя бы один человек, прочитав наше с вами интервью, взглянет на себя по-новому, захочет что-либо поменять в своей жизни в лучшую сторону, ради этого стоит жить и творить. А главное трудиться, потому как я вижу основной смысл православия в труде и смирении. И тут мне хочется привести стихотворение Николая Заболоцкого, очень важное для всех, кто по-настоящему связывает свою жизнь с искусством.

Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Гони ее от дома к дому, 
Тащи с этапа на этап,
По пустырю, по бурелому,
Через сугроб, через ухаб!

Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле
И не снимай с нее узды!

Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от работ,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.

А ты хватай ее за плечи,
Учи и мучай дотемна,
Чтоб жить с тобой по-человечьи
Училась заново она.

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Уверен, что при таком подходе к делу можно надеяться на то, что мы получим ответную зрительскую реакцию сострадания и сопереживания, а значит, с Божьей помощью, выполним основную миссию искусства – врачевание человеческой души.

– Актеры не всегда выкладываются всей душой, многие работают на технике. А Вы обнажаете свою душу?

Подлинное человеческое подключение к роли и ее проживание всей душой есть мое профессиональное кредо.

– Актеры – люди с тонкой душой, чувствуют даже малейшую фальшь. Что помогает Вам в «фальшивых» ситуациях?

Я для себя уже давно назвал этот факт «болезнью правды», когда действительно очень тяжело становится в обычной жизни, где ты, как хирург, видишь человека глубже, через призму всей его психологической сущности. Долго я с трудом боролся с подобной действительностью, и нетерпение к проявлениям человеческой слабости выводило меня из себя. Однако с Божьей помощью мне стал поддаваться и этот недуг.

Стараюсь контролировать проявление всех негативных страстей, не давая возможности бесам втянуть меня в игру по их правилам. А поскольку все вокруг нас – это своего рода игра, где, говоря словами Шекспира, весь мир – один большой театр, то и воспринимать все излишне серьезно не стоит, ведь легкость существования может подарить необходимое для духовного роста душевное спокойствие.

– Человек верующий любое свое творческое намерение должен трезво и тщательно рассматривать сквозь призму Евангелия, соотносить свои творческие планы и действия с христианскими нормами. Получается ли это у Вас?

Любому человеку не чуждо ничто человеческое. И в этом контексте, конечно же, не всегда, получается действовать согласно христианским нормам. Да и сама творческая направленность специальности априори ведет за собой субъективность в восприятии себя в пространстве, и, главное, подчас заставляет сравнивать степень своего таланта с чужим.

И вот здесь особенно важным становится присутствие Бога в твоей жизни, потому как только Он один может уберечь нас от гордыни и лишения здравого смысла. Это самые страшные недуги, которыми заражены практически все люди и, на мой взгляд, только постоянное раскаяние в грехах и каждодневный духовный труд могут закалить душу в сопротивлении этим болезням.

Что же касается соотношения творческих планов с христианскими нормами, то здесь вновь скажу о миссионерском предназначении самого искусства – раскрывать красоту и совершенство первообразов творения, или иными словами, Славу Божью, через их отражение в красотах земной природы.

Остается только всегда об этом помнить и терпеливо следовать этому закону на протяжении всей творческой жизни.

– Расскажите о своей семье, любви к ней, к театру и кино. Какими ролями Вы особенно дорожите в театре и кино? Где сейчас заняты?

Это самый сложный вопрос, на который всегда хочется ответить максимально развернуто, но с каждым шагом в этом направлении ты понимаешь, что, скорее всего, это невозможно. Ведь в ответе кроется анализ самой жизни, а она, с Божьей помощью, не имеет времени. Поэтому я постараюсь рассмотреть лишь небольшой отрезок, или миг, в который застало меня это интервью.

Итак, на сегодняшний момент могу смело сказать, что я абсолютно счастлив в семье. У меня прекрасная супруга Ольга, которая обладает огромным сердцем, где любви хватает на всех. Ведь я отчасти «сухарь» в этом смысле, поэтому она своей жизнью все уравновешивает.

Еще я отец чудесной доченьки Сонечки, которой в ноябре будет пять лет. И у нас в марте нынешнего года появился мальчик, Ярослав, который сбалансировал всю нашу семью до полного счастья.

Есть еще у меня сын Евгений, от первого брака. Ему в августе уже исполнилось 17 лет. Эта тема в моей жизни также связана с Богом и еще до конца не отработана. Я верю, что Господь подскажет мне, какие правильные шаги нужно сделать в этом направлении.

Что же касается моей творческой жизни, то тут, бесспорно, главное место занимает театр. А именно театр под руководством Армена Джигарханяна, в котором я служу уже двенадцатый год. За долгие годы интересной работы было сыграно много ролей, которыми отмечены мировая драматургия и теперь уже и моя творческая жизнь. За это я всегда отдельно благодарю Бога, потому как очень люблю свою профессию и имею возможность заниматься поисками и творить на сцене.

По-разному люблю все свои роли в театре, кино и телевидении и в особенности те, где разворачивается душа, где оттачивается мастерство и где есть возможность донести благую христианскую мысль.

Вот, к примеру, совсем недавно со мной произошло поистине профессиональное и творческое чудо, в котором я вижу Божий промысел. Еще с институтской поры, 15 лет назад, когда я репетировал на третьем курсе института роль Иванова в одноименной пьесе Чехова, то чудесным образом попал в зрительный зал Малого тетра на гастроли английского театра «Глобус». Они играли «Иванова», и в главной роли был потрясающий английский актер Рейф Файнс («Список Шиндлера», «Английский пациент», «Гарри Поттер» и др.). И, конечно же, его игра произвела на студента третьего курса определенные впечатления.

И вот, спустя полтора десятка лет, Рейф Файнс снимается в России в нашем фильме режиссера Веры Глаголевой, – «Две женщины», по произведению русского классика Ивана Тургенева «Месяц в деревне». Он играет Ракитина. Мало того, делает это блистательно и к тому же на достойном русском языке. Однако, это – Тургенев, и язык для проката в нашей стране, в любом случае, должен быть без акцента, и режиссер вместе с самим актером принимают решение озвучить всю роль русским артистом. И в итоге, после проведенных проб, делать это доверяют мне.

Понимая всю сложность и судьбоносность процесса, осознаю, что стал участником удивительного проекта, в котором есть главное, что может сделать его поистине народным. В нем есть искусство, а значит, оно сможет найти место в сердцах зрителей, что в последнее время встретишь нечасто. За это отдельное спасибо режиссеру Вере Глаголевой, которая, кстати, тоже была на том судьбоносном спектакле «Иванов» театра «Глобус» и задумала поработать с великолепным актером Рейфом Файнсом.

Премьера этого замечательного фильма в кинотеатрах России состоится уже этой осенью.

Есть еще один интересный проект, над которым я плотно потрудился этим летом как актер дубляжа, но влияние Бога на меня в нем может служить темой отдельного интервью.

В театре тоже все развивается чудесным образом. И тот факт, что я стал еще и режиссером, тоже не случайный в моей жизни. Первая постановка в театре «Ромео и Джульетты» Уильяма Шекспира получилась хорошей отчасти благодаря тому, что через нее я залечивал душевные раны от любовной драмы. Сейчас же я взялся за постановку «Трактирщицы» Карло Гольдони, и хочу сделать этот спектакль про любовь женщины, любовь к женщине и в принципе про любовь, которая является первоисточником всего на земле. В этой работе мне бы хотелось от имени всех мужчин и от себя лично поблагодарить женщин просто за то, что они есть.

Кроме актерской занятости в театре, где я играю Хиггинса в «Пигмалионе», Босуэла в «Башне смерти» и даже Волка в «Красной Шапочке», участвую в двух интересных театральных проектах, которые с нового сезона также можно увидеть на театральных подмостках столицы.

С кино у меня свои и тоже очень интересные взаимоотношения, которые также окутаны чудесными совпадениями. И несмотря на приличное количество ролей, в основном, в сериалах, по-настоящему свою роль я еще не сыграл. Я верю, что Бог не зря поручил мне заниматься этой профессией, и свое слово в этом жанре искусства я еще скажу. А посему за долгие годы съемок выработал для себя такой постулат: «Мои роли от меня не уйдут, а чужих мне не надо».

В целом, все происходит именно так, как меня научил мой учитель Алексей Владимирович Баталов, который часто цитировал нам русского писателя Юрия Олешу: «Самое удивительное в чудесах то, что они на самом деле случаются». А сам Баталов всегда был для нас русским православным героем, который в кино сыграл всего несколько ролей, но сделал это так, как больше никто и не смог бы. Вот, на мой взгляд, основная задача творческой личности в искусстве.

Поэтому, воодушевленный идей и верой в присутствие «удивительного», я стараюсь созидать и творить во славу Божью. И если к этому еще и зарплату должную, то будет полная идиллия.

То, что меня заботит по-настоящему, – духовный рост посредством искусства и веры в Бога. Ну а закончить нашу беседу хочется мыслью русского философа, теолога, священника Русской Православной Церкви Сергия Булгакова: «Всякое творчество по своему существу есть самосозидание, самотворчество. Вся земная жизнь суммируется в нахождении своего собственного лика. И «наука всех наук», «духовное художество» аскетики ставит перед человеком прямо эту задачу создания «внутреннего человека», обретения своей подлинной сущности путем длинной и мучительной работы над самим собой, духовно-художественным подвигом. Это путь не только прямой, но, по существу, и единственный, ибо остальные пути творчества приводят к цели лишь постольку, поскольку совпадают с этим путем в самом главном и существенном».

Беседовала Э. Коберидзе
Источник